make or mar
*пять лет назад*



В лучах лунного света серебром кружились пылинки, медленно оседая на убранстве комнаты. Старый комод у стены, почти фривольно открывший дверцы, беззастенчиво демонстрировал свое чрево. Смятые одежды, распотрошенные папки с листами и перевернутые корзины с клубками шерсти. Та же судьба постигла и неприметный сундук, расположившийся у самого окна. Нервным жестом кто-то выкинул из него десяток книг в богато украшенных переплетах,альбомы, перья для письма и многое другое. По паркету все еще медленно перекатывались крупные жемчужины, вероятно, бывшего элегантного колье, а отброшенная в сторону шкатулка, уже неверно брала ноты старинного менуэта.
Среди этого чудовищного беспорядка на софе,обитой дорогим пурпурным шелком,сидела девочка. С большим трудом можно было поверить, что лишь полчаса назад она с нарастающим отчаянием уничтожала все,попадавшееся ей под руку в этом проклятом будуаре.
Через огромное открытое окно в комнату проникала ночная прохлада. Мерно вдыхая соленый морской воздух, девочка думала о том, что ее ожидает. Когда сюда явится отец, все уже будет решено.
Небрежно заправив прядь иссиня-черных волос за ухо, Дайкора уставилась на свои руки. Они были такими же маленькими как и вся она,но в них текла сила, обладание которой считалось запретным. Это ее и погубит.
На снисхождение отца расчитывать не приходилось. Девочка довольно ясно представляла себе свою будущую жизнь - минимум что ее ждет - это пожизненное заключение в хиорской пустыни. О том, что эта ночь может стать и последней в ее жизни, Дайкора также не забывала.
Ее сердце словно прекратило биться, когда в двери заскрежетал ключ.
В комнату вошел высокий, хорошо сложенный человек. За ним с безвольно опущенной головой проскользнула служанка с подсвечником. Поставив его на круглый туалетный столик, она поспешно удалилась.
Когда шаги прислуги стихли, Дайкора поднялась с софы, молча приветствуя отца.
Алан Лэйнкрафт коротко кивнул и нетерпеливым жестом стащил с левой руки перчатку.
- Вижу, ты нашла здесь себе занятие по душе,девочка...- с усмешкой начал он, окидывая взглядом беспорядок.
- Да, сэр...
- Ты знаешь зачем я здесь??
- Вероятно, по весьма веским причинам...- тихим голосом ответила Кора.
- Именно. - Мужчина подошел к распахнутому окну и лунный свет посеребрил его блестящие черные волосы. Такого же цвета как и у дочери, стоящей сейчас перед ним.
Он в очередной раз с безразличием смотрел на эту нескладную пародию его ослепительной по красоте жены и заставлял Кору вспыхивать от стыда под этим взглядом.
- Ты отправляешься через час...- холодно бросил мужчина, продолжая глядеть на щурившуюся от лунного света девочку.
- Но куда, отец?? - не выдержала Кора.
Это вполне приемлемое обращение к нему теперь вызывало у Алана тошноту.
Его собственная дочь оказалась ведьмой.
Всем давно общеизвестно, что женщины не умеют распоряжаться силой правильно, а это делает их еще опасней. Поэтому, если магия просыпается в какой-либо девушке, женщине или старухе, необходимо пресекать эту магию еще в зачатке.
Таковы были законы Хортвейла и они соблюдались неукоснительно, еще сильнее укрепившись, когда молва о женщинах-волшебницах стала доходить и до границ их славного государства.
Но больше чем все остальное Алана злило то, что он был практически лишен магической силы, тогда как в девчонке магия била ключом, хоть она об этом и не догадывалась.
Он не стал прибегать к насилию и трясти маленькую фигурку в бешенстве, хотя, признаться, ему хотелось этого:
- Запомни, девочка...Моя дочь - Дайкора Д`Эст Ивьян Алара Лэйнкрафт умерла, не перенеся тяжелой лихорадки, а ты - Алан ткнул пальцем ей в ключицу - лишь тень, которая носит облик моей дочери. Опасная тень.
Губы мужчины побелели.
- Положение нашей семьи и без того шаткое. Я теряю свое влияние в Совете и моего состояния вкупе с безупречной родословной может не хватить, чтобы удержаться на плаву, и если хоть одна душа пронюхает, что под боком у себя я вырастил девку, обладающую магией, ты хоть соображаешь к чему это приведет??
Она не ответила.Кору трясло от того, что ей указывали место в партии и уже наперед просчитывали наилучшую позицию для удобства игрока. Она все еще была ребенком и не умела держать себя в руках:
- Зачем тогда утруждать себя приготовлениями?? Почему бы вам просто не избавиться от меня прямо сейчас, отец?? - голос Коры задрожал, выдавая ее и без того заметный страх.
- Я не изверг, знаешь ли...
- В вас говорит сейчас малодушие, не так ли, сэр??
- Думай, как тебе будет угодно, девочка. Я больше не отвечаю за твою жизнь или смерть.
Это были последние слова, которые она слышала от отца. Оставив Кору сдерживать подступающие слезы, он вышел из комнаты и больше они не виделись. Все остальное Алан предоставил делать своим помощникам.


***
Когда только начал заниматься рассвет,девочку вывели на берег, где сонные волны пока еще ленивыми движениями накатывали на влажный песок. Не сопротивляющуюся и бессильную Кору усадили в простую рыбацкую лодку и,оттолкнув ее от берега, заклинанием направили на запад. Следя за тем, как быстро она удаляется от суши, Кора начинала понимать, что отец выбрал ей еще более страшную участь, чем она могла предполагать.
Ее несло в открытое море.


Коре было пятнадцать.


@темы: прошлое